12Начало года ознаменовался рядом итоговых событий в альтернативной энергетике. Рейтингово-инвестиционные компании KPMG и Ernst & Young одна за другой опубликовали свои исследования по развитию возобновляемых источников энергии в Украине. И если компания Ernst & Young уже традиционно представила ежеквартальный рейтинг стран по уровню привлекательности для финансовых вложений, то KPMG провела опрос экспертов, где ключевым был вопрос, какие направления альтернативной энергетики могут привлечь потенциальных инвесторов в Украине. После того, как в Украине начали реализовывать проекты строительства ветровых и солнечных «парков», биогазовых установок и мини-гидроэлектростанций, альтернативная энергетика постепенно перешла из категории диковинки в обыденное дело. И теперь Украина следовало бы сосредоточиться на поиске инвесторов Пессимизм или оптимизм? На фоне оптимизма компаний с мировым именем KPMG и Ernst & Young в Украине неожиданно появился пессимизм отдельных лиц относительно перспектив привлечения инвесторов в нетрадиционную энергетику, особенно в связи с тем, что некоторые предприятия начали пересматривать свои планы (что абсолютно логично через любые законодательные изменения). Ведь вступает в силу новая редакция закона «Об электроэнергетике», которая обязывает инвесторов соблюдать правила местной составляющей, или, проще, производить 30% -50% оборудования и материалов в Украине. Большинство девелоперов ориентировалась именно на импортное, завезено оборудование. Показателен пример компании Sharp, которая более двух лет изучала рынок, топталась по нему, но так и не достигла прогресса. Японская корпорация видела ли не единственный путь развития бизнеса — импортировать детали и здесь уже с них производить оборудование. Некая импортная узловая сборка в альтернативной энергетике. В результате Sharp так и ничего не сделала, и ей лишь оставалось сетовать на правило местной составляющей. Собственно, фактор «местной составляющей», который предусмотрен в законе «Об электроэнергетике», как раз и призван решить проблему зависимости от импорта. И Украина будет пристально следить за рынком, чтобы не кормить в будущем чужих работников. Поэтому следует создавать предприятия для производства оборудования уже в ближайшие годы. Это подтверждает и председатель правления Украинской ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков, который в интервью «Украинской энергетике» заявил, что западные инвесторы, наоборот, все больше проявляют интерес к украинскому рынку альтернативной энергетики. С ним соглашается и посол Украины в Австрии Андрей Березный, который считает, что закон «Об электроэнергетике» создает для всех одинаковые условия труда, и дипломатично заметил, что Украине нужно модернизировать экономику. Например, австрийская компания Activ Solar запустила производство поликремния в Запорожье и планирует продолжать строительство солнечных электростанций как девелопер. Подтверждением того, что инвесторы не покидают рынок, является реализация своих планов крупными игроками рынка, такими, как «Винд Пауэр» или «Виндкрафт Украина». Свидетельством того, что инвесторы не спешат покидать территорию Украины, есть намерения Госагентства по энергоэффективности утвердить Национальный план действий по возобновляемой энергетике. Фундамент для возобновляемой энергетики Собственно, основанием для волнений стали требования законодательства к инвесторам по выработке оборудования для электростанций в Украине. Ведь сегодня большинство компаний завозят оборудование из-за границы. Практически во всех странах действуют заграждения перед импортными комплектующими. Ввозные пошлины на импортное оборудование действуют в Аргентине (12-18%) и Бразилии (12%). В США действует пошлина на оборудование из Китая в размере от 30 до 255%. В Канаде и Турции действует правило, что не менее 60% стоимости проекта должно быть произведено на месте. В Индии первые 150 МВт солнечной электростанции должны быть произведены из модулей, собранных на месте. Сейчас речь идет о том, что цифра вырастет с 150 до 350 МВт. В Италии по-своему выработали метод стимулирования использования оборудования, произведенное в ЕС. Компания получает за это дополнительно 6 евроцентов за 1 кВт. В Южной Африке стоит заградительный барьер в 35%. Именно столько должно быть произведено в ЮАР от всей стоимости проекта для солнечных станций. Цель таких шагов — это поддержка национальных производителей оборудования для возобновляемой энергетики и подрядных организаций, а также защита внутреннего рынка от демпинга со стороны Китая. При этом в Украине уже присутствует инфраструктура для производства оборудования, используемого в альтернативной энергетике. Традиционно в Украине больше производят и уже давно функционируют заводы, которые направлены на малую гидроэнергетику: Сумское НПО имени Фрунзе, «Турбоатом», «Электронмаш», «Хартрон». Но малая гидроэнергетика сейчас вызывает менее живой интерес у инвесторов. Американские или европейские компании скорее будут обращать внимание на более привлекательные направления — солнечную и ветровую энергетику. Наладить производство оборудования для возобновляемой энергетики на их мощностях можно гораздо проще, быстрее и дешевле, чем создавать завод с нуля. Например, чтобы построить линию сборки солнечных модулей, потребуется около полугода. Из имеющихся мощностей этих направлений в Украине уже давно существует завод полупроводников в Запорожье. До 1991 года в СССР производили 10% от всего объема поликристаллического кремния (используется для производства солнечных панелей и для микроэлектроники), а 2% производили именно в Запорожье. С 2008 года началась модернизация завода, и Украина вернулась на мировую арену «кремния». Украина — третья в Европе после Германии и Норвегии. Также есть группа предприятий, производящих элементы фотоэлектрических панелей, а также осуществляют сборку таких панелей. «Силикон», «Пролог Семикор», «Пиллар», «Квазар», «Украинский системы Солар» и новая, львовская компания Projeny. Раньше они использовали в большинстве импортный поликремний, но сейчас начинают использовать и украинский. Безусловно, что в Украине существует много предприятий, импортирующих оборудование или собирают солнечные панели здесь из импортных составляющих. Но это мини-производства, и говорить об их расширения пока рано. В ветровой подотрасли Украине пока нет целостных производителей. Опять же, присутствует сборник из импортных составляющих. Последний такой яркий пример — это открытие прошлого года предприятия по производству ветроэнергетических установок Fuhrlander на базе Краматорского завода тяжелого станкостроения. 5 лет — 5 миллиардов инвестиций В пользу того, что инвесторы придут, говорят финансовые цифры развития альтернативной энергетики в Украине. Можно взглянуть на структуру привлечения инвестиций в течение последних 3 лет в солнечную энергетику. Только в эти проекты было привлечено инвестиций на сумму около 13 миллиардов гривен (из них на организацию производства 5 миллиардов). Если к этому добавить еще проекты строительства ветровых электростанций в Украине — до 8 миллиардов гривен (из них около 3 миллиарда на организацию производства), то совокупно получится около 21 миллиарда гривен только в ветровую и солнечную энергетику, а это около 2,6 миллиарда долларов. По нашим оценкам, в оптимистическом случае в Украине следует ожидать реализации по 2-3 новых проектов возобновляемой энергетики ежегодно на сумму до 1 миллиарда долларов. Соответственно, за 5 лет может прийти до 5 миллиардов долларов. Но это речь идет о налаживании производства. Учитывая, что сегодня в ЕС, Китае и США наблюдается «перегрев» производства оборудования для альтернативной энергетики, то их компании будут больше внимания обращать на рынки Восточной Европы и Украины в первую очередь, поскольку здесь выгодные «зеленые тарифы» и еще довольно ненасыщенный рынок. Несомненно, зарубежные компании готовы реализовывать в Украине проекты стоимостью в сотни миллионов евро. Но если Украина не будет производить оборудование, то о каких же тогда инвестициях может идти речь? Если зарубежный девелопер примет заемные деньги в международной финансовой организации, за эти деньги купить зарубежное оборудование и установит его в Украину, то от этого выиграют международные банки и зарубежные производители оборудования. А украинские потребители должны будут оплачивать электроэнергию по более высоким тарифам, чтобы фактически «кормить» зарубежного девелопера. Поэтому важную роль для нового этапа развития украинской возобновляемой энергетики должны сыграть новые изменения в закон «Об электроэнергетике». Они предусматривают полугодовую отсрочку введения правил местной составляющей. Ранее закон требовал, что для получения «зеленого тарифа» на электростанции, строительство которой началось после 2011 года, а завершилось позже чем 1 января 2013 года, объем украинского материалов, оборудования и работ должен составлять не менее 30%. Если же объект планировали вводить после 1 января 2014 года, то объем украинского материалов, оборудования и работ должен составлять уже не менее 50%. Облегчение заключается в том, что к 1 июля 2013 надо успеть построить станцию ​​с 15-процентной долей Украинский материалов или работ. Если станция будет введена в эксплуатацию после 1 июля 2013 года, то следует обеспечить 30% украинского материалов. И только в объектах, строительство которых завершится после 1 июля 2014 года, надо будет обеспечить 50-процентную долю украинского. Во времена Австро-Венгерской империи в конце XIX века на территории современной Западной Украине сформировался принцип «свой к своему за своим!» . Также этот лозунг действовало в Галиции в 1920-1930-х годах во времена польского государства. Люди объединялись, чтобы стимулировали развитие отечественного производства и бизнеса. В определенной степени это напоминает современное правило «местной составляющей», которое поддерживает украинского производителя. Внеся изменения в законодательство, Украина таким образом пытается привлечь инвесторов и дать им время начать проекты в альтернативной энергетике. А собственно, правило «местной составляющей» призвано «локализовать» этот бизнес. «Привязать» его в Украину. Как следствие, появятся дополнительные инвестиции, налоги, рабочие места и так далее по цепочке экономического развития. Юрий Корольчук — член Наблюдательного Совета Института энергетических стратегий Мнения, высказанные в рубрике «Точка зрения», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода